?

Log in

Oct. 1st, 2016

Мне вот удивительна одна вещь - Ичи уже сегодня уезжать домой, а я мало того, что ни разу не помянула, что он приехал (за месяц, ага), так еще и ни разу не нафлудила в дневнике, хотя именно на его сессии приходится обычно очередной порыв.
Правильно, ноут с интернетом в свободном доступе, чего бы и не порыв %)

Сентябрь, на подоконники ложится ли... А, уже октябрь, простите, заблудился и маховик времени в другом кармане оставил.
В окно светит бешеное солнце, невыносимо синее небо с белыми облаками, ветер шуршит золотыми листьями, в комнате пахнет кофе, а впереди еще выходные.
И это прекрасно.

Были рабочие недели с ощущением дежавю, успокоительное, которое я не могла найти ни в одной аптеке, обратный отсчет до отпуска...
Нет. Кажется, это не мой текст.

Черничный джем и яблочные пироги, тосты и утренний кофе, книги, фотографии, улыбки. Алым плещет подкладка мантии ©, зеленые листья, палочка в рукаве, "Что мы кастуем? - Инсендио! Грифффиндор мы или где?", стук каблуков по мостовой, башня, ступени, дуэли на школьном дворе.
Ветер развевает полы плаща и колышет сухоцветы, длинные черные волосы струятся по спине, колдовство на кончиках пальцев, фонарики в сумраке, поваленные деревья и чертополох.
Поезд до Питера. Красная рубашка, красные ногти, красное вино, песни и знаки, гриффиндорский шарф, вокзалы и брусчатка, встречи и прощания. Екатерининский парк, чужая память, сотня историй, дворцы и дорожки, глинтвейн, "Утро шевалье", "я открываюсь под конец" и нам все еще вечно семнадцать.

В этом всем - сентябрь.

Aug. 8th, 2016

Спустя почти полтора года "после" найти состояние своей Алисы ровно "до" Винчестера, споткнуться об него, вновь улыбнуться тому, во что вылилась в голове игротехническая роль.
И записать. На память, Алисе Беккет, той, что была, от той, что стала.

Алиса кружится в быстром танце, и ей не стыдно, совсем не стыдно. Вот кто-то просит ее остаться – она не против. Чуть-чуть обидно: веселье кончится до рассвета, а после – совесть, усталость, солнце…Она не очень-то любит лето, она все осени не дождется…
Она бы дома читала книжки про Вондерленды, которых нету, она спала бы в обнимку с мишкой и просыпалась бы до рассвета. Она бы вновь отрастила косы. Она б кота назвала Чеширом. Алиса быть не хотела взрослой, но разве можно поспорить с миром?
Уже за двадцать, а значит, детство осталось в книжках на пыльной полке. В переплетеньях причин и следствий искать ответ – никакого толку. Алиса знает, что этот ужас пройдет однажды, и станет проще.... Вокруг так шумно, темно и душно, но ведь не вечно тянуться ночи?
Восток Алисы в лиловой дымке, душа Алисы в угарном смоге.
В ее бутылке (с пометкой «drink me”) на дне осталось еще немного…
Алиса выпьет, Алисе можно, Алисе, все же, уже за двадцать. И в быстром танце забыв о прошлом Алиса будет опять смеяться. Она провалится в сон на грани своих фантазий и грубой правды…
Алиса, это совсем не странно...
Танцуй, Алиса. Танцуй и падай.
©

Jul. 28th, 2016

Пока друг волей-неволей заставил вспомнить прошедших Мстителей еще раз, для памяти, которая все равно не умеет забывать, - плейлист на Кристалл.

And back again.

Рюкзак разобран, ванная загружена стиркой, коробка бумажных платочков ходит за мной по пятам, на кухне обед и в целом ничего не препятствует тому, чтобы написать хоть какой-то отчетный пост...

Нужно.
Но сил нет.

Jul. 6th, 2016

Уже который раз перед игрой мозг работает на разрыв и совершенно не представляет, что с этим делать.

Зимой, в конце января, когда я ехала сочинять историю на Хогвартс, когда Элиза Грей еще была Дианой, а у девы-целительницы из Зеленолесья не было звездного имени, рандом в плеере решил включить мне одну песню.
И в тот момент еще один кусочек мозаики встал на место, и я поняла, в каком состоянии оставила Кристалл.





Всё потому что дело не в том что успелось,
А в том, что сейчас в глазах.
©

Мое место здесь ©

Не знаю, как писать персонажный отчет, потому что не сделано очень много, но не писать ничего - нет сил, хочется говорить.

Нет. Петь. Петь, как все эти несколько дней, в которых - целая жизнь.

Зеленолесье встречает песнями, живет ими, провожает - тоже песнями, но не прощается - нельзя просто так покинуть Зеленолесье. Странствуй летом, а потом вы все снова соберетесь у костра на Осеннем празднике, с урожаем, смехом, кубком по кругу и историями о своих путешествиях: веселых, грустных, долгих, коротких, тех, что хочется петь, и тех, о которых можно вместе молчать.

Потом приходит зима - семейство Красных Ягод привычно где-то в разведке, но всегда возвращается, чтобы принести новые вести с границ, успевает выйти на звук барабанов, приносит целебные травы - "Элинлантель, у нас снова для тебя букет!" - смеется Кеаранмирэ - остается только сортировать. Вместе с Маэгват поем песни и пишем их - на ходу, с Таурелиндэ - сажаем колосья с песнями о золоте полей и радуемся урожаю - потом он превращается в лембас за бронзовой королевской печатью. Сестра Ласслимэ уходит все дальше и дальше к границам Зеленолесья, а потом - и за них. Но у нее есть верный лук, и я знаю, что она не пропадет. По тайным тропам бродит Хитдинен, лесной эльф, овладевший кузнечным ремеслом, но оставшийся на верной дороге. Плетет венки Равиэль, вплетая в них сказки и песни, свежие весенние цветы, душистые летние травы, осенние листья и алые ягоды, шишки и хвою. Эринвайн приносит варенье из шишек и зеленые листья в длинных волосах. Сулион уходит проверять переправу и рассказывает о сигнальном роге - с тревогой переглядываемся, чтобы уже вечером, звеня колокольчиками на запястьях, отправиться на закатный холм принимать самое важное за год Колокольное решение. "Я буду приглядывать за своим отцом", - объявляет, улыбаясь, принц Трандуил - и почти всегда он рядом с ним. А иногда - на шаг впереди.
В чертогах, под сводами зимней пещеры, горят огни, звучат гитара короля Орофера и скрипка Гэлиона - смеемся, сколько же ремесел у нашего виночерпия. Льется в кубок золотое вино. "Что мы будем делать, мой король?" Орофер тихонько улыбается, но в глазах - решимость.
Ночью уходим - с фонариками, песнями и музыкой бродить по дорогам Средиземья. Трандуил несет светящееся знамя. В полях - туман, густой как молоко, ясное небо с яркими самоцветами звезд, одно-единственное облако в виде орла с распростертыми крылами, голубое море у Линдона в ночной тишине. Росы родного леса и костер на зимней стоянке.

Приходит весна. Лес расцветает белыми звездами, но все чаще слышится бой барабанов, неведомые твари бродят по тропам, дороги не безопасны. Бинты и травы в сумке, бег все быстрее и быстрее. Дорога в Минас Анор, дорога обратно, гости из Лоринанда и Линдона. Исцеленное дерево и - не бывает потерь, не бывает путей без возврата - мы все же находим средство и для уничтоженного орками, чувствуя его боль как свою и невыразимую радость, когда оно дает новые ростки.
Песни сплетают узоры - меня обнимает Эринвайн, снимая тугую повязку с локтя, Сулион благодарно кивает, пряча в рукав прозрачные бусины и снова уходит в дозор. Короля можно исцелить только втроем - поем, не мысля, как же иначе.

Лето приносит с собой дым пожаров и вести войны, слухи о черном храме, кольцах власти и захваченных крепостях. Таурэлиндэ, Ласслимэ и Трандуил уходят в Минас Анор. Сестра и принц остаются с лучниками на стенах.
Война на пороге.
Встречаем ее все вместе, выходя в Минас Анор со знаменем. Времени, что было бесконечным, так мало.
Равиэль наотрез отказывается остаться в каком-то из госпиталей за линией боевых действий. Строим переправу, носим раненых и пытаемся не терять из вида зеленолесских лучников. Перевязываю Трандуила где-то на рубежах, по дороге до госпиталя с раненым замечаю сестру и опрометью бросаюсь к ней. Лембас спасает наших воинов.

Я сжимаю руку Линнамен, матери Нимродель, посреди поля боя.
"Если я смогу помочь, найди меня" - "Где же найти тебя?" - "Видишь наше знамя? Я всегда рядом со своим народом".

Мое место здесь.

May. 11th, 2016

Вернулись из Хогвартса ночью с 9 на 10, потому что добраться до экспресса было той еще задачкой. Мысли в раздрае, плохое и хорошее мелется в один состав, процесс пошел. 
Складывать буквы в слова по-прежнему мало возможно, но как сказал мне профессор Снейп на экзамене, неумение формулировать еще не означает непонимания, а по вашим глазам я вижу, что это так %)))

Шишки в огне, боггарт в шкафу, палочка в рукаве, перо, переставшее писать после двух лекций, болото, драконье яйцо, загадки и свечи. 
И самое главное - не поливайте ничего кровью! 

Об этом обязательно будет. После.

Несколько постов канули в черновиках телефона и заметок, но надо постараться отловить хоть что-то.

Любимый звенящий травами апрель сменил май и снова, как два года назад, застал меня в бешеной подготовке к Хогвартсу. Впрочем - два года назад в этот момент мы уже лихорадочно придумывали, что бы такого сделать со стенами, вырастающими посреди замка, готовились к балу, чарам и квиддичу, стирали сгущенку с перил, искали спрятанную обувь, а гостиная Гриффиндора была завалена экзаменационными свитками с Трансфигурацией, которую мы с Льюисом Поттером и Люси Вэлиант переделывали бессчетное количество раз.

На игру ехать через три дня, с какой-то стороны кажется, что все готово, но - эгегей, здравствуй, человек-паника, я снова в себе. Или в тебе. В общем, вы поняли %)

Привыкаю к цветным прядям и медальону, в котором уже - как полагается - кое-что надежно спрятано, переживаю за себя и брата, тренирую чары и отчаянно боюсь что-то забыть. Надеюсь, процент таких вещей окажется минимальным.

Вчера отлично отпрыгали несколько часов чаротренировки у Точки Сборки, перед этим - купили брату форму, горелку на зельеварение и немножко пергаментов.

Хорошо быть застенчивым тормозом абитурой - тупняк будет лечиться процессом учебы. Только смертность среди первокурсников, кхм, повышенная. х)

Пойду-ка я... перья ваять %)
...тут впору, кажется, писать пост из серии "яниумерла". %)